Портрет современника: граф Петр Петрович Шереметев

Ольга АЛЕКСАНДРОВА, Андрей ГУЛЬЦЕВ, "Русская мысль", 06.06.2006.

 

- Петр Петрович, вы член Академии художеств, кавалер ордена искусств Франции и «Большого рубинового креста» российского ордена «Меценатов века», президент консерватории Рахманинова, президент Международного союза российских соотечественников, почетный гражданин Иваново-Вознесенска... Но вы еще и потомок одного из самых прославленных родов России, связанного родственными отношениями с Романовыми, Рюриковичами, Ярославом Мудрым, Александром Невским, Петром I, Суворовым, Кутузовым... Расскажите, пожалуйста, о замечательном роде Шереметевых.

- В первую очередь хочу отметить, что мне очень приятно давать интервью именно «Русской мысли». Это издание, созданное так давно, дожило до наших дней, несмотря ни на какие трудности, потому что оно нужно нам всем. Сам я услышал о газете в 50-х годах, когда попал во Францию. Я кланяюсь всем тем, кто когда-либо принял в ней участие, а также ее теперешнему руководству, потому что они взялись за непростое дело и в финансовом плане, и в организационном. Поэтому желаю всем успеха.

Что сказать про Шереметевых? Я думаю, все знакомы с этим славным родом и знакомы с той идеей, которая всегда проходила «красной нитью» их деятельности во всех областях развития искусства и образования. Даже нельзя поставить какие-то даты их работы в сфере просвещения. Они все принимали участие в развитии музыки, искусства и нравственности. Не случайно они построили свои прекрасные дворцы, потому что в них звучала красота, культура. В них развивались театр, музыка, живопись, все то, чем мы можем гордиться. Не случайно возникли такие выдающиеся люди как Ломакин, Дегтярев, Аргуновы – все люди, которые благодаря громадным средствам нашей семьи могли принести в дар России свои способности и образование. У нас всегда было свойство находить таланты и открывать перед ними возможности для реализации. Стараниями нашего рода были созданы театры, оркестры, капелла. Я, слава Богу, получил в наследие это желание быть продолжателем славного дела развития культуры и образования. Сам я музыкант: играл на скрипке, на рояле, на гитаре, пел. Теперь я «пожилой человек» и уже, конечно, не так пою, как раньше. Но самое главное – это продолжать любить музыку и прививать эту любовь детям.

Вклад Шереметевых в культуру очень весом. Ясно, что совершенно не случайно я стал президентом русского музыкального общества во Франции и директором консерватории имени С.Рахманинова. Обучение у нас начинается с 4-х лет, но если вы любите музыку, а вам уже (или еще) 90, это не повод, чтобы мы вас не приняли. Главное не возраст, а желание учиться. Мы единственная консерватория, где есть ученики всех возрастов и вероисповеданий. Есть люди, которые думают, что Шереметев пользуется консерваторией, чтобы пробивать свою собственную дорогу. Это неправда. Я занимаюсь консерваторией бескорыстно, в тех традициях, которые свойственны нашей семье испокон веков. Сейчас я делаю то же самое и в России.

В первый раз в Россию я попал в 1979 году. И с тех пор принял участие в создании многих ассоциаций и обществ. Открыто три «Шереметев-центра»: один в Иваново (с самой интересной структурой), второй в Томске, третий в Ярославле. Я соучредитель Ивановского университета образования и имиджа, где учатся 200 девушек; соучредитель кадетского корпуса имени фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева в Иваново-Вознесенске, где учатся 200 и мальчиков, и девочек. Учатся порядку, этике, дисциплине – всему, что им понадобится в жизни. И кто знает, может, один из них однажды станет президентом? Я основатель и соучредитель художественной галереи в Иваново, которая дает возможность молодым художникам выставлять свои работы и продавать их. Я не говорю обо всех остальных моих обязанностях, которых, поверьте, очень много. Мне кажется, что основная моя цель – это быть полезным в области продвижения идей нравственности и образования. Мне страшно думать, что все будущее России будет основано только на доходе и прибыли. А такая тенденция существует. Поэтому нужны такие люди как я, как те, кто мне помогает, которые будут бороться до последнего за духовность нации. Мой род построил Фонтанный и Странноприимный дома, Останкино, Кусково и Воздвиженку, все те места, которые сейчас символизируют нашу любовь к красоте. Шереметевская капелла существовала с XVIII века, и в ней прошло столько незабываемых вечеров и концертов... Все это говорит о том, что мы не только пользовались своими средствами, но и были полезны России. Я звено в этой цепи, и мне было бы очень радостно, если бы мой сын стал продолжателем этой традиции. Пока ему всего 12 лет, и я надеюсь, что смогу ему передать по наследству гордость принадлежности к великому делу.

По случаю 300-летия Санкт-Петербурга я организовал в нашем Фонтанном доме огромный концерт, на котором консерватория С.Рахманинова официально, по поручению министерства культуры, представляла Францию. Мы привезли двух молодых русских пианисток, закончивших нашу консерваторию. Я пригласил многих именитых людей и в том числе моего хорошего друга премьер-министра Франции Жан-Пьера Рафаррена. На вечере мой сын всех просто покорил тем, что сразу себя почувствовал, как дома. Он помогал мне встречать гостей и держался совершенно непринужденно. Жан-Пьер Рафаррен, пожимая ему, как взрослому, руку, спросил: «Борис, скажи мне, кем будешь, когда станешь взрослым?» И он в ту же секунду выпалил: «Премьер-министром!» Вся публика расхохоталась.

В Фонтанном доме организован музей музыки и музыкальных инструментов. Недавно открыли еще два зала, посвященных Глазунову. Он был основателем парижской консерватории Рахманинова вместе с Шаляпиным и Черепниным. А я уже 22 года директор консерватории. Такие вот связи судеб.

- Петр Петрович, вы являетесь президентом Международного союза российских соотечественников (МСРС). Что это за Союз и почему его учредителем выступила мэрия Москвы?

- Союз соотечественников под эгидой Юрия Михайловича Лужкова (мэра Москвы) создали около четырех лет назад потому, что ничего подобного тогда не существовало. До этого никто в государстве не занимался соотечественниками за рубежом. Был вакуум, настоящая дырка, которую нужно было срочно наполнить, но толковыми людьми. Юрий Михайлович решил взяться за это дело и его финансировать, что немало стоит. К работе в Союзе соотечественников мы привлекли активных людей более чем из 50 стран через разные ассоциации и культурные группы. Два раза в год мы проводим конгрессы и президиумы. Каждый год организуем награждения наших соотечественников, ставших знаменитыми в области спорта, музыки или в других сферах. Это издатели, писатели, поэты, деловые люди. Кандидаты выбираются во всем мире и приглашаются на награждение в Москву. Они получают замечательный глобус, сверкающий всеми гранями, и грамоту «Почетного соотечественника». Но, разумеется, наши действия не останавливаются только на этом. Мы помогаем громадному количеству людей. Мы организуем поездки в разные страны, где поддерживаем культурные и образовательные ассоциации. Мы заботимся о расширении возможностей изучения русского языка и культуры. В трех прибалтийских странах, где притесняют русских, мы защищаем гражданские права наших соотечественников. Помогаем чем можем: визы, деньги, вплоть до жилья. Всем помочь невозможно, но все-таки...

МИД России наконец-то понял, что это, вообще-то, его прямая обязанность – помогать своим соотечественникам за границей. Ведь сегодня МСРС представляет интересы 40 миллионов человек! Нынешний посол России во Франции Александр Авдеев – очень культурный и образованный человек, первый, кто осторожно и внимательно подошел к вопросу работы с соотечественниками. Авдееву принадлежит такая фраза: «Я посол России, а Петр Петрович – посол русских!» Это шутка с долей правды. Союз необходим, и необходимо его поддерживать и развивать. Недавно мы создали при МСРС Союз молодых соотечественников. Ведь они – наше будущее. Они станут нашими последователями, продолжателями нашего дела. 15 июля состоится открытие первой олимпиады молодых атлетов, наших соотечественников, живущих за рубежом. Каждая страна-участница присылает 9 спортсменов, и у нас уже 600 заявок!

Кроме того, мэрия Москвы выделила солидные суммы на постройку домов и офисов там, где это может быть полезно, как, например, Крым, где уже немало сделано. Сейчас мы начинаем подыскивать место для нашего центра с маленьким гостиным двором, чтобы было где размещать приглашенных. Я тоже этим занимаюсь и как президент МСРС, и как архитектор.

- Петр Петрович, вы еще, насколько нам известно, совместно с Татьяной Жданок (первым русским евродепутатом) являетесь соучредителем Федерации русских партий Европы и международной ассоциации «Европейский русский альянс». Не мешает ли одно другому, ведь МСРС часто вместо «международного» называют Московским союзом соотечественников...

- Конечно, можно над этим глумиться и насмехаться. На самом деле они не только не мешают, но дополняют друг друга. МСРС имеет намерение быть представителем русских со всего мира в России, на уровне России. Альянс и Федерация русских партий Европы представляют русских, проживающих в Европе, на уровне Европы. То есть МСРС участвует в координации отношений «Россия – соотечественники, живущие за рубежом», а Альянс и Федерация участвуют в координации отношений «Европа – соотечественники, жители Европы». Ведь если русские являются одним из национальных меньшинств, живущих в Европе, они должны иметь в Европарламенте и своих русскоязычных представителей. Мало того, они должны быть в нем представлены пропорционально своему присутствию.

- А почему это должна быть обязательно партия, а не, например, ассоциация?

- Наличие зарегистрированной политической партии важно для того, чтобы можно было выдвигать своих депутатов в Европарламент. С политиками надо говорить на их языке. Любая самая большая ассоциация, никогда не будет иметь такого веса в глазах политиков, как политическая партия.

- Вы собираетесь выдвигать свою кандидатуру на будущие выборы?

- Да. У меня много друзей среди политиков в Страсбурге. Именно там я и собираюсь баллотироваться.

- Какую из действующих политических партий Франции вы видите потенциальным партнером, ведь русская партия еще не настолько окрепла, чтобы идти на выборы самостоятельно?

- Это сложный вопрос. Важно не раствориться в какой-либо другой партии, а сохранить свою идентичность. Пока мы ведем переговоры о поддержке моей кандидатуры с «Зелеными» и с Радикальной партией.

- Давайте вернемся к «искусствам». Недавно вы выступили соучредителем и создали на базе консерватории Рахманинова Интернациональную академию наук и искусств Парижа. Зачем в Париже еще одна академия?

- Дело в том, что я сам академик Академии художеств. Как музыкант, архитектор и большой почитатель искусств я подумал, что было бы правильно создать в Париже именно интернациональную академию. Все существующие здесь академии – французские, а мы создаем международную. Новая академия – это место, где самые образованные, самые известные люди нашей планеты смогут обсуждать вопросы, касающиеся любого жителя Земли: популяризация науки и искусства, экология, геополитика и геоэкономика. В работе уже согласились принимать участие французские, русские, американские, канадские академики. И наша «география» с каждым днем расширяется. Такой международной академии пока в Париже не существовало. Мы хотим стать известными на всех континентах. Мы будем помогать строить новые нормальные школы в развивающихся странах, в первую очередь в тех, где наблюдается слишком бурный рост школ исламских фундаменталистов. Мы будем убеждать правительства наших стран в необходимости выделения бюджетов на эти программы, так как если мы и дальше хотим жить под «мирным небом», то детей (и наших, и не наших) терпимости, толерантности к другим обычаям, религиям и культурам надо обучать сейчас. Искусства и науки – это громадная территория, где можно найти и привлечь к работе огромное количество замечательных людей. Это двигает мир даже больше, чем политика. Переиначивая старую пословицу: «Политика преходяща, а искусство вечно!»